История

Подача истории всегда будет субъективна, несмотря на желание подать её как можно объективнее. Наслаждайтесь интересными идеями, развивайтесь вместе с нами.

В 2014 году Amazon представил новый автоматизированный склад: на огромных пространствах трудятся роботы, пока человек следит за машиной. Amazon утонул в восхищениях технократов, но мало кто знает, что подвиг онлайн-гипермаркета предвосхитили 40 лет назад. Причём в «отсталом» Советском Союзе!

Автоматический склад ЗИЛ занимал 11 тысяч квадратных метров, отправлял тонны грузов в день, а управлялся роботами и электроникой 80-х. Мы вспомним, как на заводе имени Лихачёва удалось построить свой Amazon, Apple и Xiaomi в одном лице и этим самым оставить «продвинутый» Запад далеко позади.

Город в городе

Уже в начале 1980-х ЗИЛ поражал инфраструктурой и масштабами. Мегаполис внутри мегаполиса: рабочие ездили от цеха к цеху на специальных автобусах, а движение регулировал отдельный отдел ГИБДД. На территории были свои пожарные части, бомбоубежище, медпункты и даже вечерние курсы базового образования.

Сейчас Москва поглотила эти территории, переделывая их в жилые комплексы, бизнес-центры и арт-пространства. Некогда легендарный завод канул в лету.
ЗИЛ был олицетворением советской мощи. В его стенах досрочно сдавали пятилетки, в военные годы выпускали миномёты, снаряды для «Катюши» и автоматы. В мирное время — холодильники, автомобили и, конечно, легендарные грузовики. Поднимать всю летопись завода смысла нет — деталей хватит на многотомную хронику. Мы вспомним только 70-е и 80-е — годы, когда ЗИЛ стал флагманом технологической мысли.

НАЧАЛО СТРОИТЕЛЬСТВА

Под занавес 60-х поставщик грузовиков был в хорошей технической форме: автоматизировали все 107 линий по обработке корпусных деталей. «Завод превратился в крупнейшее предприятие в стране и за рубежом по внедрённым средствам автоматизации», — докладывал в 1969 году главный инженер С.М. Степашкин.

Однако в это же время технологическая служба заявила о серьёзных упущениях в организации производства. Громадные складские помещения обслуживали почти 100 тысяч человек, что составляло 20% от общего числа сотрудников. Подавляющее большинство рабочих занимались неэффективным трудом. Штучные грузы перемещали тягачами-«бобиками» на прицепных тележках. Не было специальных ёмкостей для одиночных деталей, поэтому те зачастую хранились навалом где-нибудь в закромах. Всё это выливалось в колоссальные затраты на транспортные и погрузочные работы. Хуже того: задерживались поставки заготовок и деталей, а персонал основного производства терял время. Вскоре руководству надоело терпеть убытки и проволочки, назрело решение: склад пора реформировать.

«По уровню основных техпроцессов наши и зарубежные заводы примерно одинаковы. Основное оборудование — станки, приспособления и режущий инструмент — у нас такое же, как и за рубежом. И всё же производительность труда у нас значительно ниже, чем на передовых зарубежных заводах. В связи с этим сейчас особое внимание следует уделять вопросам организации и механизации вспомогательных процессов, в частности транспортно-складских работ», — говорил А. М. Плахов, главный конструктор по механизации транспортно-складских работ.

Инициативный и дерзкий начальник производства Николай Гринчар, сконструировавший уникальный легковой автобус «Юность», взялся за дело. Он провёл ревизию, подсчитав, что годовой оборот грузов на ЗИЛе составил 3,5 млн тонн. Это практически 300 железнодорожных вагонов ежедневно. Тогда Гринчар и его команда придумали систему бесперебойной доставки деталей и Высотный автоматизированный складской цех.

ТЕХНОЛОГИИ БУДУЩЕГО

Строительство стартовало в 1971 году, когда на пост гендиректора ЗИЛ назначили Павла Бородина. По воспоминаниям очевидцев, он значительно ускорил внедрение новых технологий. В 1978-м Высотный автоматизированный складской цех ввели в эксплуатацию. Девятиэтажное здание заняло площадь в полтора футбольных поля — почти 11 тысяч квадратных метров.

«Ощущение на складе — мечта перфекциониста. Пересечение балок, ферм образуют причудливые геометрические узоры, которые напоминают скринсейверы на компах.

Задействовать не только «низ», но и «верх» — решение радикальное для социалистической эпохи. До ЗИЛа склады росли вширь, съедая гектары полезной площади. И это понятно: тянуть 30-килограммовые ящики по длинным лестницам — занятие явно не для людей. Помогли компьютеры и роботы: чтобы сложить две тысячи килограммов было достаточно двух девушек-операторов.

Работала эта махина централизовано, но сложно — чтобы понять принцип её действия, желательно закончить какой-нибудь технический университет. Если вы гуманитарий, то мысленно готовьтесь к паре тяжёлых абзацев — будет нелегко. На первом этапе доставленные на завод детали поступали в специальных поддонах к оператору. Тот забивал в ЭВМ их количество, дату поступления и другие цифры, после чего направлял на первый пункт распределения.
Затем система разводила поддоны по массе — сортировала 1000 и 2000 кг и отсылала к следующим операторским будкам. Там ещё раз сверяли данные о грузе с теми, что вбиты в компьютер — чтобы автозапчасти не приехали в цех к холодильникам. После проверки электроника определяла для тары нужный пролёт и ячейку — в её распоряжении было 36 тысяч «корзин». Постоянно уходящих и приходящих, разделённых по назначению и грузоподъёмности, сохраняемых на складе неделями и необходимых уже завтра — 36 тысяч поддонов.

ЭВМ трудилась в паре с основным складским компьютером — тот вёл учёт поступлений и выдавал поддоны либо по заранее составленному алгоритму, записанному на магнитной ленте, либо по команде диспетчера. Единственный недостаток этих супераппаратов — каждый занимал половину комнаты. Зато машины самостоятельно выбирали самый долго находящийся на складе ящик, не давая скапливаться излишкам поддонов, контролировали погрузку-разгрузку, да ещё и определяли оптимальный режим работы штабелёров на этих процессах.

Автоматические штабелёры перемещали коробки благодаря цифровой регистровой технике — та не позволяла погрузчикам заблудиться. Партии на разгрузке автоматически комплектовались по принципу принадлежности к конкретному цеху. Там их забирали подвесные штабелёры, грузили в автомобили, которые затем ехали на конечную точку.
И всё это — в начале восьмидесятых. Вам плохо? Мы предупреждали.

ПЛЮСЫ И… ПЛЮСЫ СКЛАДА

Столь мощное сооружение сказалось и на остальной работе предприятия. Умный склад освободил огромный потенциал человеческих ресурсов, большинство рабочих избавилось от тяжёлого и неэффективного труда. Комплектующие приезжали вовремя — их не надо было ждать или искать по тёмным закоулкам цехов.

Естественно, выросла производительность и снизилась себестоимость продукции. Кроме того, на складах ЗИЛа всегда хранился двухнедельный запас заготовок.

Ну и, конечно, склад стал настоящей гордостью ЗИЛовцев. Хоть большую часть оборудования на нём и произвели в странах Варшавского блока, за свои инновации Гринчар и другие руководители проекта получили госпремию СССР. Однако счастье было недолгим. С развалом СССР на ЗИЛе умный склад постепенно пришел в запустение и компьютеры сломались, обслуживающие этот умный склад.

Константин Смагин

Поиск

Интересное

  • Карибский кризис

    Карибский кризис

    Карибский кризис - термин, родившийся в период холодной войны, когда чуть было не разыгралась третья мировая война. 

    Подробнее...
  • Находки берестяных грамот в Новгороде Великом

    Берестяные грамоты из раскопок в Новгороде Великом


    Археологическая наука в России чаще всего опиралась на изучение бытовых подробностей жизни наших предков. Природные условия; материалы, из которых строились жилища и общественные здания; постоянные междуусобицы и набеги соседей кочевников оставляли мало надежды на обнаружение простонародных памятников письменности. Сенсационной оказалась находка экспедиции под руководством профессора А. В. Арциховского в 1951 году. На куске бересты было прочитано первое письмо простолюдина XV века.

    Подробнее...