Просветительная деятельность интеллигенции среди рабочих

Содержание


I. Вступление

II. Культурно-образовательный уровень рабочих

III. Просветительная деятельность интеллигенции

  1. Повышение образовательно-профессионального уровня рабочих

  2. Повышение культурного уровня рабочих

  3. Книгопечатание и народные библиотеки

IV. Выводы

V. Использованная литература

Вступление

Определение термина "интеллигенция" в разные этапы развития исторической науки в этом направлении было разным в зависимости от научного подхода. В советской историографии делали упор на классовый состав интеллигенции, в постсоветский - на профессиональный. В современной историографии больше рассматривают качественные признаки интеллигенции, используя нравственно - этический и социальный подход.

Учитывая функции интеллигенции, используют и разные определения её как определенной прослойки общества или отдельного класса. Интеллигенцию часто определяют как определенную группу людей, имеющих образование не ниже среднего, занимающуюся созданием, сохранением и передачей духовных ценностей.

О жизни и существовании рабочих и интеллигенции осталось большое накопление статистического материала, документов личного происхождения, повествующих о жизни городской и провинциальной интеллигенции. А за годы изучения отдельных аспектов жизни интеллигенции появились серьезные работы по этой тематике (Ермана Л.К., Лейкиной-Свирской, Ушакова А.В., Сучкова И.В. и другие авторы). Обилие накопленных знаний, интересность темы изучения и необходимость развития историографии по этому направлению привели к новому развитию исследования. Так появились работы о жизни провинциальной интеллигенции (Криповалова Н.Ю, Калинина Е.А.), несовершеннолетних фабричных рабочих города Москвы (Панурина Н.В.). Анализ этих работ позволит сделать обобщающий вывод о жизни рабочих не только Москвы, но и разных регионов России.

Моя задача - осветить культурно-образовательное положение рабочих на рубеже XIX - XX веков и оценить влияние интеллигенции на жизнь рабочих. Для этого будут использованы не только научные исследования, но и воспоминания московских рабочих, отражающие их жизнь на рубеже веков.

Культурно-образовательный уровень рабочих

Во второй половине XIX века на предприятиях стали всё более нуждаться в высококвалифицированных рабочих. Постепенно происходила капитализация и монополизация производства кустарей - промысловиков в сектор машинной индустрии, что укрупнило управление ими и, как следствие, стало искать пути улучшения показателей прибыли. Вовлечение в модернизационные процессы технически мыслящих самоучек сделало производство более эффективным.

Были и социальные предпосылки необходимости улучшения жизни рабочих. Разрушение крестьянской общины и необходимость пополнения числа рабочих из женщин, учащейся молодежи, детей малообеспеченных семей вели к необходимости дифференциации условий и оплаты труда.

Несмотря на повышение производительности путем технического прогресса, "низкий уровень технической грамотности определенной части рабочих привел к усилению производственного травматизма, расширение за счет внедрения машин зоны труда, усилило нервные перегрузки, переоборудованные под фабрики помещения вчерашних мануфактур усиливали психологический гнет (в силу своей непригодности для этой роли), подавляли психику русского рабочего, привыкшего к широкому рабочему столу и ручному инструменту" . Таким образом заработная плата, требования улучшения труда были всего лишь требованием соблюдения минимальных жизненных условий рабочих.

Для женщин работа могла сопровождаться принуждением или даже условием обязательного сексуального притязания. Так велико было желание женщин работать, так постепенно женщины добивались социальной независимости. К примеру, в текстильной области большой приток женщин был в последнее десятилетие XIX века и особенно, после революционных событий 1905 - 1907 гг. К этому времени они составляли уже около 50% всего кадрового состава. Это было связано с тем, что женщины и подростки были внимательны, менее притязательны к оплате и более покладисты в характере . От них мало приходилось ожидать выступлений.

Образование рабочих не для всех было доступно и не каждый предприниматель стремился к обучению своих сотрудников. Особенно это касалось небольших предприятий. Рабочие, особенно приехавшие из провинции в большие города, число которых увеличивалось и конкурировало с коренными жителями городов, были мало образованы и, если умели читать, считать и писать, привлекались помимо основной работы к труду по части бухгалтерии, казначейства. Многочасовой рабочий день оставлял мало времени даже на сон, а уж на личную и культурную жизнь тем более. Именно поэтому легко завоевывала их умы пропаганда политических партий.

Благодаря цензуре и низкой культуре, о выступлениях рабочих на других заводах, рабочие тоже часто не знали. Это позволяло правительству избегать масштабных стачек и подъема рабочего движения. "О забастовке на Морозовских фабриках мы знали только по слухам, в газетах о ней писали мало" , - вспоминает московский рабочий - слесарь.

Рабочих пытались ущемить во всём, что касается образования, особенно в больших городах, где их выступления могли быть наиболее опасными. Так в начале XX века более трети москвичей не умели ни читать, не писать. Хуже была ситуация с рабочими других городов. Однако "в результате переписи населения Москвы 1902 года выяснилось, что большинство неграмотных рабочих и их дети имели большое желание учиться" .

Стремление это понятно, поскольку квалифицированные рабочие были на определенном положении относительно других: получали повышенную заработную плату, имели лучшие жилищные условия. К тому же рабочие пытались изменить негативный привычный стереотип рабочего-невежды в умах предпринимателя.

Так изменялось и отношение к браку. Рабочими практиковалось часто сожительство как альтернатива браку. Но моральные устои мешали женщинам, работающим на предприятиях и получающим низкую заработную плату, идти заниматься проституцией.

В образовании больше внимания отдавали в основном мальчикам. Девочек активно начали обучать уже после 1905 года. Условия труда и жизнь, формирующая морально - нравственные устои рабочих, постепенно меняла представления о религии, воспитании детей, отношении к браку.

Культурный досуг часто был просто запрещен. Вот что пишет по этому поводу типографский рабочий: "В театр не пускали, да и не на что было сходить, книги получить было негде, хотя типография и носила звание "Общества распространения полезных книг" . Такие препятствия чинили рабочим не только служащие - начальники, но и сами предприниматели. В первую очередь при волнениях на предприятиях отбирались у работников книжные издания, понимая под чтением брожение умов и революционные настроения. В частности, учитывая наличие большого числа листовок большевиков, карикатур на правительство и предпринимателей, часто так и было, что литература и образование в общем являлись первым шагом, который приводил рабочего к революционной деятельности.

Просветительная деятельность интеллигенции

Прежде чем говорить о просветительской деятельности интеллигенции среди рабочих, необходимо обратить внимание на факт численного состава интеллигенции, которая принимала непосредственное участие в просветительской деятельности. Развивалась интеллигенция в количественном соотношении очень быстро, однако это всё же не могло покрыть потребности огромной страны. Л.К. Ерман, подсчитав состав интеллигенции, сделал вывод, что "для 125-миллионного населения страны 262 тыс. работников культуры - это очень мало" .

В предчувствии неизбежности революции разные интеллигенцию пытались привлечь на свою сторону как политические партии, так и крупные промышленники, меценаты и правительство. Заигрывания, например, со студенческой интеллигенцией приводили к образованиям кружков, студенческих выставок. Об особом положении студенчества рассказывал и Владимир Гиляровский "Еще с семидесятых годов хозяин "Эрмитажа" француз Оливье отдавал студентам на этот день свой ресторан для гулянки. Традиционно в ночь на 12 января огромный зал "Эрмитажа" преображался. Дорогая шелковая мебель исчезала, пол густо усыпался опилками, вносились простые деревянные столы, табуретки, венские стулья ... В буфете и кухне оставлялись только холодные кушанья, водка, пиво и дешевое вино. Это был народный праздник в буржуазном дворце обжорства" . Но так было не со всеми группами интеллигенций.

Несмотря на то, что работники просвещения были одной из самых больших групп интеллигенции, а "интеллигенция, работавшая в области просвещения, здравоохранения, искусства и науки, составляла более трети всей интеллигенции" , зачастую их материальное положение просто не давало возможности не только заниматься "созданием духовных ценностей, их хранением, трансляцией" , но и обеспечить собственное безбедственное положение. Это отразилось и в статье В.И. Ленина "Нищета народных учителей" , который обвинил правительство в положении народных учителей, которые вынуждены голодать.

К концу XIX века - началу XX количество интеллигенции значительно увеличилось. Из малочисленной "группы богатой молодежи с чуткой совестью и патриотическими устремлениями он превратился в широкий слой, состоявший из представителей всех сословий, для которых умственная работа являлась средством существования ". Они создавали учреждения, которые позволяли им делиться мнениями и обмениваться опытом. Таких мест и обществ было, по мнению исследователя Ричарда Пайпса, всего пять: салоны, университет, кружок, журнал и земства. Впоследствии, когда интеллигенция стала иметь большее влияние на правительство, появились и другие учреждения: общества взаимопомощи, устраивали съезды, конференции. Наибольший рост количества интеллигентов был после первой революции в 1905-1907 гг.

Однако, несмотря на свою малочисленность по сравнению с другими слоями общества и на тяжелые условия жизни и работы, интеллигенция сделала много для просвещения пролетариата. Появились даже так называемые "интеллигенты" из рабочих, которые были связующим звеном между рабочими и интеллигенцией. Дело в том, "рабочие того времени в своей массе не понимали интеллигентского языка, и только благодаря кадру, так сказать, переводчиков из среды полуинтеллигентных рабочих могла наладится работа" . Важен и тот факт, что если в начале XIX века просветительская деятельность интеллигенции среди рабочих была явлением одиночным, то к концу XIX века это уже явление типичное, массовое, социальное. Занимаются делом просвещения целые общества интеллигентов со словами в названии "взаимопомощи", "содействия" и прочие подобные.

Положение о губернских и уездных земских учреждениях 1864 года обязало "городские и сельские общества принять участие в попечении о народном образовании и народном здравии, заботиться о призрении бедных и прекращать нищенство" . Так занимались этим либо земские учреждения, городские думы, либо культурно-просветительские и благотворительные общества местной интеллигенции. Ими открывались начальные и вечерние школы, воскресные и профессиональные классы, народные библиотеки, устраивались популярные лекции, организовывались народные чтения и книжные склады, литературно-музыкальные утренники и детские праздники.

Вопрос о всеобщем народном образовании ставился перед Думой еще в 1907 году, однако был отклонен правительством в 1912 из-за его радикальности, чем и воспользовались большевики, показывая бездействие правительства в этом вопросе. Большевики выступали с докладами о необходимости образования и доказывали, что образование имеющееся служит только капиталистам .

Задачами просветительской интеллигенции были распространение знаний из различных отраслей науки путем их популяризации, приобщение населения к духовным богатствам отечественной и мировой культуры, содействие системе народного просвещения и внешкольного образования. В лучшем случае работа интеллигенции спонсировалась земством, городскими властями или заинтересованными предпринимателями. Иначе же они работали бесплатно, на своём энтузиазме организовывая работу библиотеки или избы-читальни.

Повышение образовательно-профессионального уровня рабочих

Пролетариат России на рубеже XIX - XX был урбанизирован, по большей части, в крупных городах и быстро набирал свою силу для отстаивания собственных прав и улучшений условий труда. Наступало время, когда не только правительство, но и каждый предприниматель зачастую понимал важность и значимость обучения собственных рабочих для повышения производительности труда на предприятии. Образованный рабочий был более квалифицированным, а значит более развитым в вопросах оптимизации труда, улучшения технологий изготовления продукции.

Это послужило возникновению обсуждения по поводу образования рабочих. Обсуждалось оно и в комитете грамотности, и "на страницах либеральных журналов, и на съездах русских деятелей по техническому и профессиональному образованию в России" . О создании свободной школы, о народном едином образовании, а также об открытии школ для рабочих говорили и на съездах учителей. Союз учителей насчитывал около 8700 членов .

Образованию рабочих способствовали, прежде всего, сами передовые предприниматели, которые открывали школы при заводах. "Интересы промышленного производства требовали грамотного рабочего, способного прочесть чертеж, понять и выполнить сложное производственное задание ". Так организуются школы при заводах специальные школы, осуществляющие профессиональную подготовку рабочих, вечерние и воскресные технические курсы, которые позволяли получать повышенное обучение. Предприниматели заинтересованные, понимающие необходимость обучения работников, старались иметь на своих заводах максимальный процент квалифицированных, обученных кадров работников.

С другой стороны дать образование стремилась интеллигенция, зачастую делая это бесплатно на альтруистских началах. Вовлеченные в идеи социалистов, "учителя разворачивали широкую просветительную и культурно-массовую деятельность на селе, вели борьбу с голодом" и т.д.

Интеллигенция же давала кадры учителей и для фабричных курсов, училищ (например, при Трехгорной мануфактуре) и фабричных школ (Пречистенские курсы в Москве, технические курсы на предприятиях Товарищества Красильниковых и др.). Часто университетские преподаватели работали и в сфере среднего и начального образования.

Поскольку образование было мало систематизировано по ступеням, начальное образование того времени было очень скудным и исключали многие предметы, считавшиеся необязательными для рабочих. Самыми простыми для рабочих были ремесленные учебные заведения. Они охватывали необходимые навыки определенного ремесла. Это мешало профессиональным училищам принимать на работу учеников после ремесленных начальных училищ, поскольку промежуточного обучающего звена между ними не было и приходилось обучать общему образованию и тратить на это время и деньги. Так большое значение на профессиональное образование оказало Русское техническое общество, которое дало базу для многих технических кружков, обществ и школ рабочих на фабриках и заводах Москвы .

В рамках Обществ попечения о народном образовании открывались начальные и вечерние школы. Да и помимо обычной просветительской деятельности "кооперативы педагогов занимались устройством колодцев в деревнях, созданием пожарных дружин, общественным освещением, мощением улиц, борьбой с пьянством, оказывали медицинскую, ветеринарную, агрономическую, юридическую помощь... А также продавал и газеты, книги. К кооперативной деятельности педагоги привлекали и школьников. В одно товарищество, например, вступило из двухсот учеников школы сто пятьдесят шесть. В своих лавках дети по более дешевой цене, чем на базаре, продавали учебные принадлежности" .

Книгопечатание и народные библиотеки

Большое значение для предреволюционной России имели чтения лекций. Анализируя их содержание, можно выделить научно-просветительские и общественно-политические лекции. Это связано с политической пропагандой различных партий. Благодаря актуальности затрагиваемых вопросов, широкой рекламе и бесплатным входным билетам лекции на общественно-политические темы проходили при полных аудиториях. Подобные лекции читались, как правило, историками и юристами ВУЗов. Однако правительство часто препятствовало чтениям лекций на такую тематику в связи с опасностью народных выступлений.

Лекции на научно-просветительскую тематику были не везде популярны. К примеру в Сибири "лекционные курсы проходили с переменным успехом. Если все лекции, проводимые в г. Омске, "имели шумный успех, залы едва вмещали слушателей, билеты брались нарасхват", то "барнаульские аудитории не были полны слушателями и в залах оставалось много пустых мест". Газета "Сибирская жизнь" от 19 марта 1910 г. так объяснила подобную ситуацию: "Отсутствие публики вещь обычная. Публика идет больше на дешевую приманку, на широкую рекламу, а скромное, простое объявление о чем-нибудь, действительно заслуживающем внимание, ее не так привлекает. Но если объявить, что лекции будут сопровождаться демонстрацией картинок волшебного фонаря, то можно быть уверенным, что все билеты в скором времени будут распроданы". Еще одной, немаловажной, причиной отсутствия публики на чтениях являлась их тематика. Если такие лекции, как "Задачи дошкольного воспитания", "Проблемы брака и любви", "Природа Алтая" обычно имели шумный успех, то лекции о дарвинистском учении о происхождении видов, структуре детского воображения или о фагоцитозе "достаточного внимания не привлекали", так как малоподготовленной сибирской аудитории, состоящей в основном из учащихся младших и средних классов, ремесленников, городских рабочих и служащих, читаемый материал был недоступен для понимания" .

Народные чтения часто организовывались в помещениях фабричных школ и начальных училищ, в народных домах, столовых-читальнях, музеях. Изначально темы лекций были хаотичными и проходили эпизодически, рассчитанные больше на любознательных слушателей. Однако очень скоро ситуация поменялась и многие рабочие смогли даже получить с помощью народных чтений начальное образование и фабричные классы. Программы таких чтений, как правило, составлялись в нескольких вариантах для рабочих с разными уровнями подготовки. Для рабочих была разработана система входных билетов и годовых абонементов .

Большое развитие получило чтение книг и серьезной литературы после октября 1905 года. Революция внесла значительные изменения в проведение народных чтений. Количество их возросло, тематика сильно демократизировалась, можно было читать тексты произведений и излагать содержание своими словами, комментировать прочитанное. В 1906 г. лекторам разрешалось читать аудитории все изданные книги. По мере развития революционного процесса многочисленные просветительские общества, в том числе Общества попечения о начальном образовании, у которых забота о развитии школьного обучения первоначально стояла на первом плане, стали переключать свою деятельность со школьного на внешкольное образование народа (организация библиотек, музеев, выставок, народных чтений и т.д.). Подобное расширение просветительских средств отразилось на их названиях: вместо Обществ попечения о начальном образовании стали возникать Общества попечения о народном образовании, а несколько позже "Знание", "Просвещение", "Самообразование", "Культура" .

Помимо народных чтений организовывались народные библиотеки, которые использовались также народные чтения и любительские спектакли. Библиотеки были бесплатные, интеллигенция там работала на общественных началах. Редко где бралась пеня за задержку книг или собирали небольшую сумму на аренду помещения для библиотеки с читателей. После 1905 года небольшие библиотеки могли себе позволить и квалифицированные рабочие. Для рабочих часто были либо городские библиотеки, либо библиотеки при предприятии. В библиотеках вывешивали рекомендуемую литературу, раздавали и бесплатные книги. Большой популярностью пользовалась лубочная литература.

Для просвещения рабочих Московский Комитет грамотности "с 1891 г. выпустил для народного чтения 28 книг, общий тираж которых превышал 100 тыс. экземпляров ". Эти книги попадали к рабочим по доступной для них цене. Распространением доступных книг для рабочих занимались такие книгоиздатели как К.Т. Солдатенков, И.Д. Сытин, Н.А. Рубакин.

Большую роль в организации библиотек и чтении лекций оказывала благотворительность частных граждан. Это были люди разных слоев, чаще всего мещанских корней, молодых и понимающих предпринимателей. Помогали делу образования и церковные деятели.

Да и сами общественные организации помогали не только преподавателям, но и особо нуждающимся ученикам. Письма в такие общества часто находили отклик в виде материального пожертвования. Для большинства из таких обществ были характерны демократичные формы деятельности, гласность, прозрачность расходования получаемых средств, открытость для желающих принять участие в деятельности общества.

Повышение культурного уровня рабочих

В конце XIX века по всей России появляются первые народные дома, которые представляли собой культурно-просветительные учреждения, где использовались разные виды и формы работы. Большое значение придавалось общедоступному театру и библиотеке. Средств на их строительство было выделено недостаточно и затянулось надолго. А потому по возможности, интеллигенция пыталась организовывать общества, клубы и занимать досуг трудящихся. Так, к примеру, в Перми было создано "Общество трезвости". Оно открывало чайные с библиотеками и устраивало чтения со световыми картинками Волшебного фонаря и народные гулянья. Заводской клуб Пермских Пушечных заводов занимался организацией танцевально - семейных вечеров, устройством (в зимние месяцы) ледяных горок и катка на заводском пруду .

Помимо организации развлекательного досуга в XIX веке открываются общественные или общедоступные музеи, проводятся художественные выставки, появляются самодеятельные театры, организуются музыкальные коллективы. Организованные изначально иногда интеллигентами - самоучками, они становятся проявлением общественным, массовым, поддерживаемым обществами и объединениями интеллигенции, а также земствами.

Вопрос о бесплатности, а точнее доступности, театров для рабочих вставал еще на съезде сценических деятелей в Москве в 1897 году. Так "Общество народных развлечений" в 90-х годах открыло театры для простого народа в Петербурге, Москве, Харькове, Саратове, Самаре, Орле, Тамбове, Новгороде . Кроме городов культурными центрами являлись ремесленные слободы и заводские поселки. Театры открывали и сами предприниматели при фабриках (например, при золотоканительной фабрике в Москве).

Репертуар театров должен был отвлечь рабочих от политических тем, повысить их культурный уровень. Но в театрах ставилась как классика (Шекспир, Гольдони), так в некоторых были и революционные и запрещенные пьесы (М.А. Горького, Л.Н. Толстого, В. Маяковского, например, в МХТ). И всё же театры были несформированным явлением. Часто народные театры, самые посещаемые, ставили пьесы низкого художественного и культурного качества, но иногда пьесы "Шарманка сатаны", "Хомка" и другие подобные сменялись в них на серьезными классическими пьесами, а иногда ставились оперы. Из таких театров наиболее известными являются кукольный театр "Петрушка" и народный театр "Скоморох" в Москве.

Рабочие, особенно городские, из-за тяжелых условий работы и проживания сначала переставали соблюдать церковные обычаи, а впоследствии становились неверующими. Причиной тому была и большевистская пропаганда. И всё же в начале XX века большинство рабочих, да и вообще жителей городов, были верующими и для них организовывались культурно-массовые мероприятия, гуляния на большие православные праздники: Масленицу, Пасху, Рождество. В эти праздники выступали кукольные уличные театры, акробаты и фокусники, татары со скрипками, рожечники, шарманщики, люди с медведями, певцы, а также "человек-оркестр", представлявший из себя человека, увешанного музыкальными инструментами и поочередно или одновременно играющими на них . Но несмотря на имеющиеся увеселения, театр производил на рабочих неизгладимое впечатление.

Театр постепенно поднимал культурный уровень рабочих. "Провинциальный театр со всей его примитивно-потребительской ориентацией на мещанскую среду, под воздействием демократической интеллигенции формировал стремление рабочих к книге, к литературе, культуре в целом" . Многие рабочие в начале XX века еще не умели читать, а потому благодаря театру у них возникало желание научиться, приобщиться к более высокой культуре, чем у них была.

Выводы

Учитывая описанное положение рабочих в конце XIX - начале XX веков, можно сделать вывод об их тяжелом положении, а потому об очень частой невозможности не только поднять свой культурный уровень, но и пройти минимально даже начальное обучение.

Обучение рабочего чаще всего зависело от предпринимателя и государства, единственно которые могли бы дать ему минимальный уровень грамотности. Предприниматели чаще были заинтересованы в профессиональном и техническом образовании, поэтому на крупных заводах и предприятиях такие были организованы. Государство же отклонило закон о всеобщем обязательном образовании, принятый развитыми капиталистическими странами еще в XIX веке, даже в 1912 году, посчитав его слишком радикальным. Отсюда можно сделать вывод о неудовлетворенности основной массы рабочих в образовании.

Большую роль сыграли избы-читальни или народные библиотеки. Вопрос грамотности рабочих поднимался разными партиями, но решить его масштабно было тяжело. Так чтения лекций во многом помогли рабочим получить необходимый минимум профессионального и начального образования. Это действительно стало в определенной мере, может, единственно верным решением устранения неграмотности населения.

В культурном плане театры оказывали часто решающее влияние на стремление рабочих к культурному просвещению. Многие рабочие, посещающие театр, приобщились к библиотекам, стремились повысить свой образовательный уровень.

Для рабочих влияние интеллигенции на сферы образования и досуга были слишком велики. Интеллигенция работала либо бесплатно, либо за низкую оплату труда, если такую обеспечивало земство, в библиотеках, преподавала на курсах и в вечерних школах. Так большую значимость приобрело внешкольное образование.

Художественная интеллигенция бесплатно или за минимальную стоимость организовывало театральные представления для рабочих, прививая им интерес к культуре и способствуя расширению кругозора.

Так к 1917 году большинство рабочих крупных городов стали грамотными, некоторые имели домашние библиотеки. Исключительным феноменом пролетариата стали полуинтеллигенты и интеллигенты из среды рабочих. Интеллигенция активно поддерживала рабочее творчество в виде музыкальных рабочих хоров и оркестров, рабочих писателей и поэтов, а также певцов.

Использованная литература:

1. Л.К. Ерман. Интеллигенция в первой русской революции. М. 1966.

2. А.В. Ушаков. Демократическая интеллигенция периода трех революций в России. // Пособие для учителей. М. 1985.

3. Е.А. Чугунов. Положение и культурный уровень рабочих Верхнего Поволжья. (По материалам Владимирской, Костромской и Ярославской губерний). Кострома: Костромской государственный университет. 2001.

4. Д.И. Попов. Культурно-просветительские организации и либерально-оппозиционное движение в Сибири в 1907-1914 гг. // Сборник "Исторический ежегодник". Омск. 1998

5. Ричард Пайпс. Россия при старом режиме. М. 1993 г.

6. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 24

7. Статья И.В. Сучков - Социальный и духовный облик учительства России на рубеже XIX-XX веков // Отечественная история / РАН. Институт российской истории. - М.: Наука, 1995. - N 1.

8. Статья Сучков И. В. - Как хорошо быть либералом // Учительская газета. - М.: Наука, 1995. - N 1.

9. Поликарпова М.А. Культурно-просветительская деятельность прогрессивной общественности среди рабочих Москвы на рубеже XIX - XX веков. // Автореферат. На правах рукописи. М. 2003

10. Дышлова А.Н. Культурный и образовательный уровень рабочих города Москвы в 1900 - 1914 гг. // Автореферат. На правах рукописи. М. 2003

11. Панурина Н.В. Несовершеннолетние рабочие фабрично-заводской промышленности Москвы в конце XIX - начале XX вв. // Автореферат. На правах рукописи. М. 2006

12. Криповалова Н.Ю. Российская провинциальная интеллигенция в 1907-1914 гг.: социальная структура и деятельность (на материалах Самарской губернии) // Автореферат. На правах рукописи. Самара. 2007

13. Калинина Е.А. Организация и деятельность народных школ в XIX - XX века (на материалах Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии) // Автореферат. На правах рукописи. Петрозаводск. 2007

14. Сборник "Астафьевские чтения". Выпуск 2 (17-18 мая 2003). Пермь. 2004.

15. В.А. Гиляровский. Москва и москвичи. М. Прогресс. 1985.

16. Московская старина: Воспоминания москвичей прошлого столетия / Общ. ред., предисл. И прим. Ю.Н. Александрова. М. Правда. 1989.

Автор: РУслана Ворожейкина